Site icon IVATSEVICHY.BY

«Гордость нашей деревни»

С Надеждой Герасимовной Таврель мы познакомились в музее Яглевичской сельской библиотеки. Она ветеран педагогического труда, житель деревни Яглевичи, неравнодушный к той культурной жизни, которая сконцентрировалась и бурлит в стенах библиотеки. С удовольствием делится Надежда Герасимовна своими знаниями о деревне и ее жителях, а еще своим искренним рассказом об односельчанах может тронуть самые глубокие струны души и растрогать до слез.

Всю свою педагогическую деятельность, кроме привития любви к слову и литературе, Надежда Таврель с удовольствием занималась и краеведческой работой, и военно-патриотической – регулярно с детьми они ухаживали за памятниками, навещали ветеранов, помогали им и делом, и словом и старались эти воспоминания записать. Результаты ее многолетнего опыта можно увидеть в самобытном альбоме, созданном ею и ее учениками. Накануне Дня памяти юного героя-антифашиста мы попросили ее рассказать о Викторе Клютко.

«Навсегда останется в памяти земляков нашей деревни Яглевичи имя Виктора Степановича Клютко, подпольного связного, секретаря подпольной комсомольской организации, – начала свой рассказ Надежда Таврель. – Как только кровавые сапоги фашистов начали топтать нашу яглевичскую землю, там, за кладбищами, за деревянной церковкой, в лесу, собрались молодые люди. Их было 11. Собрались они, чтобы сражаться с фашистами.

Но для того им нужно было собрать оружие. И это оружие стекалось со всех окрестных деревень и из города Ивацевичи. К концу осени 1941 года у них были пулемет, автомат, множество винтовок, мины… И все это пряталось за стенами церкви и под церковной огорожей. Пряталось старательно, надежно, чтобы фашисты этот так называемый склад боевого арсенала не заметили.

А дальше молодые люди-активисты передавали это оружие в лес. Для передачи патроны и мины прятали в дупле векового дуба, который и сейчас растет на огороде Ивана Примака. Дупло надежно служило местом передачи арсенала, никто посторонний об этом не подо-
зревал. В любое время суток можно было им воспользоваться, да и сам Иван Примак был одним из активных членов организации.

На окраине Ивацевич находился лагерь с военнопленными. А в подпольную организацию входили и девушки. Одна из них – Анна Кузьмина, очень сдержанная и интересная. Девушки носили продукты, медикаменты втихаря военнопленным и даже помогали им бежать. Некоторое время сбежавших надежно прятали в Яглевичах, лечили, кормили и потом передавали их в лес партизанам – в то время только начинали формироваться небольшие партизанские группки, отрядов еще не было.

Активисты, молодые, задорные, придумывали, как насолить захватчикам. По дороге Ивацевичи – Телеханы они подложили мину под колеса фашистской машины и были очень довольны, что оружие, которое они по крупицам собирали по округе, принесло пользу.

Вскоре в сарае Анны Кузьминой стали проводить подпольные собрания. На одном из них присутствовали уже и партизаны – Николай Майоров и Сергей Орлов. Главной задачей для подпольщиков, так считали партизаны, должна стать помощь в формировании партизан-
ских отрядов. Надо было изучать людей и пополнять сформировавшиеся группки в лесу только надежными.

Уже к концу осени 1941 года наша подпольная организация в Яглевичах стала штабом, откуда шли листовки. Их переписывали от руки и распространяли по Яглевичам и другим деревням. А также наша организация стала штабом пополнения партизанских отрядов. И душой этой подпольной комсомольской организации был секретарь Виктор Клютко. Ему было всего 17 лет, он был очень активный, инициативный, его все так любили.

Было решено разделить нашу деревню и близлежащие населенные пункты на районы и закрепить их за комсомольцами. Виктору достался самый сложный участок – ивацевичский гарнизон. Но Виктор сумел найти связь с тюрьмой военнопленных и достать оттуда списки документов, а впоследствии смог освободить пятерых военнопленных, которых привел в свою деревню, где их подлечили и отправили в партизанский отряд. По его примеру делали так и другие.

Прошло время. Ранней весной 1942 года развернулось масштабное партизанское движение. А яглевичский штаб стал одним из центров партизанских отрядов. На то время уже действовали отряд Алексея Черткова, отряд имени Мичурина и отряд «Советская Белоруссия.

Но вдруг однажды наши связисты приводят двух военнопленных и говорят, что они убежали с поезда. Виктор Клютко принял их, сообщил о них в один из партизанских отрядов и ждал решения, что с ними делать. Но для начала нужно было изучить людей, чтобы только надежные попали в партизаны. И вот один из них предает Виктора Клютко. Начальник полиции Негробецкий собрал всех полицаев, целую машину, они окружили деревню, в том числе дом Степана и Авдотьи Клютко. Их забрали, завели в сарай, и начался допрос. После допроса в этот раз мать, отца и двое меньших детей отпустили, а Виктора и старшего Николая забрали и отвезли в Ивацевичи. А там провели очную ставку, и предатель указал на Виктора. В это время Николай умудрился попроситься в туалет (гестапо было на территории 1-ой школы в Ивацевичах), он убежал огородами и сразу ушел в лес. А Виктора увезли в Коссовское гестапо, начались страшные допросы, хотели, чтобы он рассказал о связи с партизанами. Измученный, израненный, Виктор ничего и никого не выдал, обещали ему сохранить жизнь, разные награды. Но разве мог такой искренний молодой человек рассказать, что полдеревни являются подпольщиками, с которыми он работал?! Тогда он молчал. И решили его повесить.

А мать на ранней зорьке взяла котомочку и пешком пошла в Коссово на встречу с сыном, но они разминулись в дороге. Виктора везли уже на виселицу в Ивацевичи. Немцы собрали сотни людей у гестапо.

Со слов Евгении Куприяновны Пытляк (она была сверстницей Виктора и была в него влюблена), стоял красивый солнечный день, и вдруг с одного дома в другой пронеслась весть, что Виктора везут повесить в Ивацевичи. «Мы все побежали в Ивацевичи. Как же это – Витю, нашего Витю будут вешать?..» В это время Виктора уже привезли. Евгения Пытляк вспоминает, что он был такой избитый, такой измученный, весь в крови. Когда вели его на виселицу, он молчал, но когда встал на табурет, последнее, что он сказал: «Всех не перевешаете!» Виктора Степановича повесили вместе с другим связным из деревни Галенчицы Леонтием Букштой.

И вот встреча матери с сыном – она подходит и видит его повешенным… Дикий крик, мать потеряла сознание… Такая страшная история.

Фашисты не остановились на этом. Они приехали в Яглевичи, окружили дом Клютко, вывели отца, поставили около стены и подожгли дом. Сгорел вместе с домом и отец. Только через два дня собрали люди уцелевшие косточки и похоронили на кладбище в деревне. А матери удалось скрыться с малыми детьми огородами. Она пряталась еще две недели в сараях, а потом пришел Николай из леса и забрал мать и детей к партизанам.

Эта смерть болью отозвалась в сердце каждого. Все свои операции партизаны, кто знал его, посвящали Вите.

И главная улица нашей деревни носит имя Виктора Степановича Клютко. Она просторная и длинная, я бы сказала даже долгая, как память о подвиге юного героя из нашей деревни Яглевичи. На сельском кладбище есть могилы, где упокоены тела повешенных в тот трагический день – Виктора Клютко и Леонтия Букшты. А во дворе Яглевичской СШ стоит стела с барельефом Виктора Клютко. Нам, жителям деревни Яглевичи, очень хотелось бы обновить стелу и облагородить внешний вид памятного знака возле школы, чтобы и последующие поколения могли беречь память о подвигах земляков, совершенных во имя Родины и жизни на ней.

Записала Мария Сазонова, фото автора.

Поделиться
Exit mobile version