Полюбил эту вечность болот…

17 января 2014 - Administrator
article821.jpg

За несколько дней до Нового года Вениамина Бычковского приезжали поздравлять с 60-летним юбилеем односельчане и старые друзья, среди которых бывший председатель Телеханского поссовета Светлана Крек. Нынешний председатель Телеханского сельсовета Галина Малинчик приезжала с поздравлениями и подарком накануне праздника. Передавали поздравления коллективы Телеханского лесхоза и Телеханской СШ. Мчались из Минска на каникулы к папе 12-летний Роман и 8-летний Богдан. Посчастливилось и автору этих строк познакомиться в эти дни с поистине необыкновенным и удивительным человеком, каких на свете единицы.

 

Удивителен он, прежде всего, своими делами: живет аскетически, практически без удобств цивилизации, а создал всего столько! И главное, не для выгоды, а по зову сердца восстанавливает он шаг за шагом богатейшую историю этого края.
Родился Вениамин Бычковский в 1953 году в России, в г. Уфа. В своей жизни он много занимался спортом, работал в туризме, а в путешествиях обошел весь бывший Советский Союз до Камчатки. В 1995 году случился перелом в судьбе этого человека. Он приехал в Беларусь, и судьбе было угодно показать ему первозданный край в Бобровичах. Повидавшего множество  красивейших мест на свете скромность и удивительная притягательность полесской деревеньки и ее околиц просто пленили и… не отпустили. Позже выяснилось, что  путешественника Бычковского звала родина предков, ведь напрямую от родной деревни его дедов из Пружанского района, выселенных на Урал в годы Первой мировой войны, до Бобрович всего лишь 80 километров. Затягивала, чем больше углублялся, и история окрестных деревень, сожженных в Великую Отечественную, завораживали старики чистыми глазами, доброжелательными улыбками, и распахивались новые страницы из истории Полесья, где жизнь продолжалась тысячелетиями. В настоящее время он продолжает «копать» историю Полесья: создал в деревне музей этнографии, строит часовню – памятник в честь Великомученицы Параскевы Пятницы и в память сожженных фашистами 13 сентября 1942 года деревень Бобровичи, Вядо, Тупичицы, Красница – 1380  сельчан. В этот день в часовне ежегодно совершается поминальная служба о невинно убиенных. Есть задумка у Бычковского запечатлеть на стенах часовни имена всех сожженных.
 
Он не заканчивал университетов, но сам и люди, его окружающие, – творческие натуры. Интерес к искусству зажег в нем когда-то незаурядный спортсмен, который любил «таскать» его по музеям и выставочным залам. С тех пор он учится постоянно – в прошлом году выступал в Израиле на семинаре… У него неплохая библиотека, интернет. Первая жена открыла ему мир музыки, а он дочери-музыканту – мир камней. Вторая жена Анастасия для Бычковского уникальный человек. Она глубока в православии и вере, пишет картины, поет на клиросе, старших сыновей-двойняшек они воспитали в любви к прекрасному, и один из них талантливый художник, а второй – талантливый скульптор. Младшие сыновья учатся в той же  гимназии им. Охремчика, что и старшие. 
– Они уже полешуки, потому что родились здесь, в городе только учатся. Эти дети подарок мне, о котором я даже и не мечтал, – говорит Вениамин Бычковский. – Живем скромно, но это для нас и не важно, главное – духовное богатство.
 
Тонкий его душевный мир отражается в творчестве: в 1995 году вышла книга прозы, в 1997 – поэтический сборник, в 2007 году стал лауреатом конкурса «Золотое Перо Руси», публикуется в журнале «Лауреат» Международного Союза писателей, в сборнике «Светлые души» Всероссийского конкурса имени 
В. М. Шукшина, побеждает в литературных конкурсах… А сколько людей влюблены в его рассказы о полешуках, в которых запечатлены образы тех, кто щедро поделился с ним своим кусочком жизни. О деревне эссе «Межа», рассказы «Орлик», «Карась» и «Примак».
– Литература у меня не ради литературы. Мне нужно сбрасывать скопившуюся боль, переживания.
В избе, которую приобрел Вениамин Николаевич, стоит колокол для часовни, охраняет избу камень, так похожий на дворового пса, дальше на подворье «Староселье», так его называет Бычковский, разместился этнографический музей с комнатой крестьянского быта конца 19 века. Довольно частые гости в нем – школьники. Причем не только местные, но и брестчане, из Минска, других областей.
 
– Я очень люблю, когда ко мне приезжают дети, они как губка впитывают всё, что я им рассказываю, и я леплю из них в такие минуты, как из глины, уважающих и любящих свою историю людей. Рассказываю им, что прошлое не ушло и не сгинуло – оно живет в нас. В то же время для детей, особенно младшего школьного возраста, в экскурсиях должен быть элемент сказки. Через игру больше расскажешь, чем сухими фактами и цифрами.
На подворье много экспозиций, это и капище, и экспозиция предметов для обработки земли, рыбной ловли, экспозиция пасеки с бортями.
– А знаете, какой основной промысел был в д. Бобровичи в 18 веке? – обращается он к нам. – Пчеловодство и извоз, на быках, лошадях, лодках-довбнях. 
Дорога Бычковскому экспозиция на песке из д.Вядо с экспонатами от каменного века: от древних керамических черепков, гвоздей до копеечки 1939 года.
 
– Представляете, ветер выдувает все новые частички прошлого на месте бывшей деревни Вядо, которые свидетельствуют, что жизнь здесь была всегда, во все времена! А сегодня на этом месте и деревья не хотят расти…
Каждый экспонат очень дорог хозяину. За каждым из них живая легенда этого края. Дорожит Вениамин Николаевич бруском для натачивания косы, который ему подарил последний житель д. Вядо – Н. А. Куратник, чудом уцелевший, когда сожгли его деревню фашисты. Он уже ушел из жизни, но как ему был дорог единственный уцелевший от родного дома предмет, так дорог он и Бычковскому, как свидетельство искреннего доверия к нему этого человека.
Экспозиция Первой мировой, прялка и ткацкий станок, короба, где хранили зерно, ступа, жернова… Если попадает два одинаковых экспоната, Вениамин Николаевич щедро делится двойниками с Телеханским школьным музеем.
В планах создать галерею, в которой будет представлена примитивная живопись Западной Беларуси. 
– Музея такого в Беларуси нет, и тема не изучена, но в полесской глуши жил талантливый народ. Первые экспонаты есть.
 
…Он вырос в горах южного Урала, много путешествовал по горам, искал связь с землей и с прошлым. И нашел ее здесь, на Полесье. Стремясь как можно больше узнать о вновь обретенной родине, обошел здесь все окрестные леса и болота, застал уникальных людей, живую деревню. 
– Если бы не они, я бы вряд ли прижился. Приходили на чай, рассказывали, глаза открытые; поражало, что они, пережившие такие ужасы, остаются улыбчивыми.  Я остался, чтобы их понять, чтобы увековечить память о них. Должно перетекать прошлое в настоящее, а когда они соединяются, это уже будущее. Много думаю об этом, пишу…
Свою профессиональную принадлежность Вениамин Николаевич квалифицирует так: писатель-любитель. Но в поэзии, прозе, документальных записях запечатлевает лишь то, что его взволновало, что сам пережил и прочувствовал. Сейчас у него собран богатейший материал о телеханских духовных «светильниках»: православном батюшке Иоанне Струковском и униатском батюшке Болеславе Почопко, судьбы которых Вениамина Николаевича потрясли, но писать о которых он пока не готов.  
 
Вениамин Николаевич считает строительство часовни на месте гибели жителей четырех деревень одним из самых главных дел в своей жизни. К слову, здесь всегда была церковь Параскевы Пятницы, в XVII веке церковь в честь Параскевы построили Огинские. 
…Часовня, дом, в котором «живые» предметы и вещи, а из окон которого можно увидеть белочку или косулю, остановившуюся на мгновение, музей с интереснейшими экспозициями, двор, огороженный простой изгородью – все здесь настоящее, не искусственное. Все здесь дышит прошлым, и хозяин, слившийся с этим краем болот, озером и тысячелетним богатырем-дубом, думает, что жизнь здесь должна продолжаться. Как продолжается в сыновьях род его дедов Яроцких. 
Валентина БОБРИК. Фото автора.
 
Комментарии (0)
Добавить комментарий