Истории наших земляков, перенесших ковид, и их мнения о вакцинации

В борьбе с коронавирусом все больше надежд возлагается на вакцинацию, однако ее темпы во многих странах мира оставляют желать лучшего. Общество разделилось на сторонников и противников иммунизации от COVID-19.
И тут надо бы сказать, что вакцинация – личное дело каждого, и поставить точку, чтобы не разгоралось пламя дискуссий. Однако дискуссии разгораются соразмерно самой пандемии, потому что непривитые люди не живут в уединении, они находятся в обществе, а значит, могут заражать других людей и заражаться сами, становиться пациентами переполненных больниц. Совсем недавно в России зафиксировали рекорд по числу смертей от коронавируса – за сутки скончались без малого 800 человек, а заболело более 25 тысяч! И вот в такой момент хочется спросить антипрививочника – как в этой ситуации быть? Какие варианты? Что вы могли бы посоветовать врачам, которые падают с ног?
На лечение больных с коронавирусом тратятся колоссальные суммы денег. Ситуация с вакцинацией могла бы измениться, если бы противники прививок, которым они не противопоказаны, оплачивали бы свое лечение от COVID-19 в случае попадания в стационар… Ведь многие люди лечатся месяцами! Выходит, вакцинация – дело-то не совсем личное. И пока что она одна дает возможность нам всем жить вопреки опасному вирусу, который буквально за полтора года изменил мир.
Решайте, что для вас благо, но мыслите шире и думайте о других, потому что ковид, несмотря на такую расслабленность в поведении людей, которую мы наблюдаем сейчас, – это не шутки. В этой статье мы приводим истории трех жителей нашего района, которые поделились своими историями борьбы с COVID-19 и своим мнением насчет вакцинации после произошедшего.

«Я сама дышу!
Это такое счастье!»
Жительница Ивацевичей Татьяна Георгиевна МИСЮК разговаривала со мной по телефону из больничной палаты. Шла седьмая неделя ее лечения в Ивацевичской ЦРБ, четыре недели она провела в реанимации, и виною тому стала двухсторонняя ковидная пневмония. Болезнь развилась стремительно – от легкого недомогания до реанимации прошла неделя. Татьяна Георгиевна со слезами на глазах вспоминает разгар заболевания:
– Меня подключили к ИВЛ, и началась неделя ада. Научиться дышать с аппаратом – это тяжело, я была на ИВЛ три недели. Реаниматоры… Я бесконечно благодарна этим ребятам, которые боролись за мою жизнь. Они просили меня тоже помогать им, и я, как могла, помогала. Я помню, как дочка кричала и плакала в телефонную трубку: «Мама, ты сильная!» Врачи и, наверное, моя сила духа помогли выйти из того тяжелейшего состояния, в котором я была. А оттуда возвращаются единицы. Мне 61 год, и у меня есть проблемы с сердцем, но мой организм не сдался. Однако за четыре недели в реанимации я видела всякое, видела, как умирают люди. Видела и то, как эта болезнь бьет по нер-
вной системе, – люди буквально сходили с ума.
Когда Татьяну Георгиевну намеревались перевести в терапию, так как реанимационная койка понадобилась более тяжелому больному, она боялась, что не сможет дышать без маски. И когда смогла, радости не было предела. «Я сама дышу! Это такое счастье!» – этот восторг все еще слышится в голосе собеседницы.
После того, как борьба за жизнь остается позади, начинаются новые испытания. Ты многому учишься заново, словно только что родился, и рад каждому движению. Самостоятельно выпил чая – какая радость! Сумел сходить в туалет – вот здорово! Дошел до душа и не задохнулся – счастье-то какое! Ты идешь к выздоровлению маленькими шажочками, которые даются очень нелегко, и переосмысливаешь свои жизненные ценности.
– Всем, кто не боится заболеть коронавирусом, я хочу сказать: вы не смотрите на тех, кто переболел легко, смотрите на таких, как я, которые могли бы попрощаться с жизнью. Всегда надо держать в голове худший вариант, – считает Татьяна Георгиевна. – Коронавирус – коварнейшая болезнь, она опасна сама по себе и опасна из-за последствий, длительного восстановления. Ах, если бы всем показать кадры из реанимаций, чтобы люди понимали, что их может ждать… Прививайтесь, ради Бога, прививайтесь! Я собиралась, но не успела. Зато теперь привился сын, планирует привиться муж, брат и его семья и другие родственники и знакомые. В моей семье, кроме меня, коронавирусом переболели внук и дочка. Не дай Бог кому-либо оказаться в моем положении, надо себя защищать всеми возможными способами.

«Жизнь – это дар Божий, и относиться к ней пренебрежительно неправильно и греховно»
Многие верующие из нашего района этой зимой соборно молились о здравии Митрофорного протоиерея Григория ПИЛИПЧУКА, благочинного церквей Ивацевичского района, который долгое время боролся с коронавирусом. Он болел им дважды, в первый раз в легкой форме, во второй – в очень и очень тяжелой, находился на грани жизни и смерти.
Ивацевичская ЦРБ, затем реанимация и инфекционное отделение одной из больниц Бреста, потом реабилитация в Солигорске – в общей сложности отец Григорий возвращался к жизни около семи недель. 11 суток провел в реанимации, в тот период, когда ему требовалась мощная подача кислорода, которую могло обеспечить лишь оборудование больницы областного уровня. Разные мысли приходили в голову, о всяком думалось. Шторки в реанимационном отделении не помогали – было понятно, когда кто-то умирал, и бездыханное тело выносили в дверь в герметичном мешке.
– Воля Божья была на то, чтобы я еще пожил, – говорит отец Григорий. – Однако и сейчас, когда болезнь позади, временами чувствую, что не хватает сил. Только это не сравнишь с тем состоянием, когда ты и пяти минут не можешь побыть без дыхательной поддержки. Переболела и матушка, легче, чем я, но все же.
Пережив такое, отец Григорий принял для себя решение сделать прививку от коронавируса. Пока ему ввели первый компонент вакцины. Руководствовался он двумя аргументами. Во-первых, хватит ли сил на то, чтобы пережить коронавирус еще раз? Во-вторых, на его решение повлияло авторитетное мнение врачей, одним из которых является его дочь. Она живет в Москве и за активное участие в организации работы ковидных отделений, госпиталей награждена Орденом Пирогова.
– Дочка рассказала мне о своем участии в конференции, где именитые вирусологи, эпидемиологи говорили о том, что коронавирус только набирает силу. Это как пожар – не гаснет, а разгорается. И победить пандемию можно только через строгую прививочную кампанию и массовую вакцинацию, как это было с дифтерией – прививка раз в полгода, и тогда есть шанс погасить этот пожар за 2-3 года. Дочь работает в эпицентре, сейчас в России подъем заболеваемости, за день ей приходится принимать по сто человек. По ее собственным наблюдениям, привитые люди если и заболевают коронавирусом, то переносят болезнь легче. А естественный иммунитет после перенесенного заболевания сохраняется совсем недолго.
Каждый насчет себя должен решать сам. Я доверился мнению дочери, мнению инфекциониста и заместителя главврача нашей больницы Николая Николаевича Дашевича, который консультировал и поддерживал меня в трудный час. А самостоятельно разве я могу разбираться в этих вопросах? Пусть каждый себе задаст этот вопрос, прежде чем утверждать что-либо. Я знаю только, что жизнь – это дар Божий, и относиться к ней прене-брежительно неправильно и греховно.

Два месяца на больничной койке
Пенсионер Владимир Михайлович КАЗУЩИК недавно привился от коронавируса «Спутником V», и сделал это без тени сомнения. Ведь полгода назад он заболел коронавирусом и перенес его в тяжелой форме – приключилась двухсторонняя пневмония, было поражено более 50% объема легких.
Все начиналось банально – легкое недомогание, поднялась температура. Врач принял решение взять ПЦР-мазок, который оказался положительным.
– Я был в шоке, в панике, не хотел ложиться в больницу, – вспоминает собеседник. – Незадолго до того я узнал, что от коронавируса умер мой одноклассник, а сразу за ним его жена. И хотя, кроме радикулита, у меня не было хронических болезней и за свои 75 лет я никогда не лежал в больнице, новость о том, что у меня ковид, сильно взволновала.
Лечение растянулось на месяц – мой собеседник кочевал из одного отделения в другое, была и реанимация (провел там три дня). В терапии на больничной койке внезапно встретил супругу – она заболела вслед за ним и с односторонней пневмонией пробыла в ЦРБ дней десять, лечились вместе.
У Владимира Михайловича до ИВЛ дело не дошло, но он был на кислороде – никак не получалось его набрать, и уровень сатурации постоянно падал и достигал значения в 88-89%. Постепенно дела наладились, он вернулся домой, и, казалось, болезнь отступила. Но через какое-то время самочувствие ухудшилось, прицепилась какая-то новая инфекция, и уровень кислорода снова упал. Предательски сбивался сердечный ритм. Пришлось опять ехать в больницу, и пребывание в ней уже во второй раз растянулось на месяц.
– Что чувствует человек при низкой сатурации? Не хватает воздуха, кашель удушающий, слабость. Это тяжелое состояние. Мог бы и не выкарабкаться. От всего сердца благодарю врачей за то, что вернули к жизни, – говорит Владимир Михайлович.
Сейчас он дома, чувствует себя неплохо и хотел бы находиться в этом состоянии как можно дольше. Хорошо он чувствовал себя и после введения первой дозы «Спутника V». Уже привились и сын, и зять, и дочка (она врач). Вакцинация – единственный шанс на спасение от пандемии. Мой собеседник советует читателям не медлить с ней и попытаться обезопасить себя от болезни, которая может надолго – если не навсегда – выбить из колеи.

Истории записала Ольга ШЕЛЕГОВИЧ.