В семье — алкоголик. Как жить, кого спасать?

На территории УЗ «Ивацевичская ЦРБ» по пятницам в 17.40 в здании, где находятся кабинеты психолога и психотерапевта, анонимно проводятся занятия общественного объединения «Служба обслуживания Ал-Анон».

Несмотря на то, что алкоголизм и прочие химические зависимости являются проблемой примерно каждой третьей семьи, что делать, как конкретно помочь, когда твой близкий пьет или склонен к зависимости, очень многие не знают. И когда болезнь случается, люди перед ней оказываются беззащитны.
Алкоголизм осуждается обществом, и семья, в которую он пришел, старается скрывать факт наличия этой болезни. С кем жена может поделиться тревогой за мужа, чтобы получить помощь и поддерж-
ку? Боятся, что поставят на учет как неблагополучную семью, что могут младших детей забрать из «опасной среды» в интернат, что на работе найдут повод уволить «виновника»… А с кем могут поделиться болью дети пьющего отца? В результате с детства ребенок учится носить только в себе и подавлять свои разрушающие эмоции и чувства, закрываясь от тех, кто его окружает. Пережитое в детстве в семье отца-алкоголика влияет на его дальнейшую жизнь, и такие дети, перейдя во взрослую жизнь, часто дублируют то, что было в их родительской семье. И пока не изменится отношение общественности к подобным проблемам в семьях, пока мы не научимся спокойно и с пониманием принимать тех, кто может сказать: «Я мать (дочь, сын, брат) алкоголика», – синдром семейной болезни зависимости будет захватывать все новые и новые жертвы.
Обычное представление об алкоголиках – что это деградирующие люди, которые теряют семьи и работу, уходят в длительные запои. Но на самом деле среди алкоголезависимых процент таких лиц небольшой. Большинство алкоголиков – это вполне приличные внешне люди. В большинстве случаев мы не подозреваем, что у них есть серьезные проблемы с алкоголем. Только домашние видят изменения. Семья делает все возможное, чтобы «спасти» больного и избежать при этом огласки.
Распространенное в обществе мнение, что мамы и жены должны терпеливо относиться к больным алкоголизмом, «спасать» их, «нести крест» жизни с алкоголиком. Близкие не видят, что имеют дело не с любимым человеком, а с его хитрой, лживой, манипулирующей субличностью, для которой нет понятий «мама», «семья», «ответственность». Они видят, что их родному человеку плохо, и, думая спасти его, уберечь, становятся, фактически, «сред-
ством от симптомов», вместо того чтобы мотивировать больного на выздоровление.
Как поступит мама, когда увидит, что ее сын лежит пьяным на дороге, получил отравление, не имеет чем оплатить выписанный милицией штраф, избил прохожего? Голос сердца требует – спасти. Поднять с дороги и притащить в дом, уложив в постель; вызвать «скорую»; поставить на дому капельницу; выплатить за него штраф; с побитым прохожим – «договориться», чтобы не писал заявление в милицию… Она искренне не понимает, что этими действиями только способствует дальнейшему развитию болезни, не давая виновнику проблем возможности быть зрелой личностью, отвечающей целиком за свои действия.
Чем больше она старается «помочь» – тем хуже ситуация. Она может, наконец, услышать мнение профессионала, что своими действиями она становится пособницей зависимости. А что тогда делать? Оставить лежать у подъезда? Так ведь соседки тут же нападут – что это за мать, которая смотрит, как сын на улице лежит? А если ему «химию» дадут за невыплату штрафа – как вообще она сможет выходить из дома, попадаться на глаза окружающим? И мама зависимого попросту не знает, что есть и другие способы взаимоотношений и выражения любви, кроме предельной отдачи себя вот этому «сыночку»…
Нередко мама такого сына находится в разводе. А если муж и есть, то между ними все равно нет эмоциональной близости. Обычно муж спокойно отдает ей всю ответственность за семейную атмосферу. Нередко муж – не отец, а отчим этого сына, также эмоционально далекий человек. В любом таком случае, вся привязанность женщины направляется на ребенка. То, что пришло время «перерезать пуповину», попросту не замечается. Сын – главный, если не единственный, смысл и содержание ее жизни. Даже религиозность не меняет этой иерархии ценностей. Она может искренне верить в Бога, но не уметь по-настоящему Ему довериться, отдать в Его руки себя и сына. Скорее, она неосознанно «добивается» в молитвах, чтобы Бог также «вращался» вокруг ее сына, как и она сама – «спасая, оберегая»… опять-таки, от последствий употребления алкоголя…
А болезнь прогрессирует. Если раньше сын выпивал «хорошенько» два-три раза в месяц, то теперь – каждую неделю. Если раньше он был просто раздраженным после выпивок, то сейчас у него развилась вполне ощутимая агрессия. А поскольку при употреблении он теряет контроль над поведением – его может «нести» то к женскому полу с определенными намерениями, то на «разборки» с «обидчиками»… Мама понимает, что ее сын в серьезной опасности. Тут уже окончательно не до себя. Вся ее жизнь теперь подчинена одному – «быть на страже». Ведь если что-то с сыном случится – у нее самой все оборвется… На языке психологии такое состояние получило название «созависимость»: совместная зависимость. Сама того не заметив, мать стала придатком болезни своего сына. И как у алкоголизма есть свои стадии, так и у созависимости – свои. Созависимость – такая же болезнь, прогрессирующая, все более захватывающая сознание. И то, что для такой мамы (или жены) было ранее немыслимым – терпеть унижение и насилие, бегать «выручать» по притонам, унижаться, – теперь становится реалией… Я встречал не раз таких мам. Спрашиваю их – как Вас зовут? Они называют имя пьющего сына или дочери.
Могу обстоятельно рассказать о сути созависимых отношений и затем предложить им самим принять участие в группах по выздоровлению от созависимости – они выдают: «А он (она) туда не пойдет». И я понимаю, что они меня не слышали и не могли слышать – потому что их нет. Страшно звучит, но это реальность – передо мной есть физическая оболочка мамы. Ее же самой, как женщины, как личности – нет. Есть только болезнь сына (дочери). Ничего другого для нее не существует.
Брат или сестра алкоголика могут устать от «спасательства» и отвернуться от него. Начальник, в конце концов, может уволить. «Ребята» тоже не будут вечно «прикрывать» – в ущерб себе. Кто остается? Любящие супруга и мама. Впрочем, супруга тоже может рано или поздно развестись. Вот и остается около алкоголика та, для кого он всегда сын, каким бы он ни был. «Если не я, то кто?» А он может к этому времени и жить за ее счет. Он может начать вымогать у нее деньги на выпивку. Он может начать ее избивать. Сердце матери все вытерпит.
Она готова ради сына на все, кроме самого главного – изменить отношение к себе самой и к болезни сына. Она многие годы жила, будучи уверенной, что дей-
ствует во благо сына и именно так, как требует материнская любовь. Такая мама может, наконец, обратиться за консультацией и узнать о сути созависимых отношений. Например, попав на занятия в группу «Ал-Анон». Или после встречи со мной. Или сходив к психологу. Но принять, что вся эта жертвенность не только была не нужна, но как раз и способствовала разрушению личности сына, как и ее самой, не каждый человек способен. Фактически, необходимо заново учиться жить.
Считается, что на третьей стадии алкоголизма выздоровление маловероятно. Так и на этих стадиях созависимости – немногим удается обрести трезвомыслие. Потому вот и важно, чтобы информация о том, что делать, когда твой близкий стал наркозависимым или алкоголиком – пришла своевременно. Лучше – до появления болезни.
И главная беда такой мамы – что рядом вовремя не оказывается человека, который мог бы взять ее мягко и твердо за руку и показать пути выздоровления. А эти пути существуют. Один из них – это имеющиеся почти в каждом городе группы самопомощи для родственников алкоголиков «Ал-Анон».
Иеромонах  Агапий (Голуб), насельник Жировицкой обители.

Действующая группа «Ал-Анон» есть и в г. Ивацевичи. На территории УЗ «Ивацевичская ЦРБ» по пятницам в 17.40 в здании, где находятся кабинеты психолога и психотерапевта, анонимно проводятся занятия, на которых члены группы делятся опытом, силой и надеждой по преодолению этого недуга. Общественное объединение «Служба обслуживания Ал-Анон» 19.11.2019 года получило свидетельство о государственной регистрации и является юридическим лицом. Если у кого-то есть большая потребность в консультации о. Агапия или помощи, то можно обратиться к нему через группу «Ал-Анон». Он специализируется в вопросах алкоголизма и созависимости уже много лет. Оказывает и практическую, и консультативную помощь.