Распространен и очень опасен – откровенный разговор о колоректальном раке

Онкология. Для нашей страны, как и для Ивацевичского района, тема актуальна по ряду причин, главная среди которых – постоянный рост количества больных. Ежегодно в стране их становится больше на 1 000 человек. Рак – вторая после сердечно-сосудистых заболеваний причина смертности в Беларуси.
На учете в Ивацевичской ЦРБ стоит более 1 500 онкобольных. Количество их, к сожалению, растет. В этой ситуации очень важным становится поддержание в обществе состояния онконастороженности, что позволит каждому из нас более строго оценить свое самочувствие, следить за здоровьем, чтобы рак можно было определить на его начальных стадиях.
«ІВ» готовит цикл публикаций, посвященных онкозаболеваниям. Мы познакомим читателей с нашими земляками, кто заболел самыми разными видами рака, и услышим компетентный комментарий от врача-онколога. Первая публикация посвящена быстро прогрессирующему в последние годы колоректальному раку.

Истории борьбы с онкологией
…В 2016-м году получил направление на прохождение колоноскопа. Испытывал сильные боли внизу живота, а обезболивающие таблетки принимал чуть ли не «жменей». Не удивился, когда мне поставили этот страшный диагноз – злокачественная опухоль прямой кишки. Операция в Барановичах, онколог-хирург вывел колостому, с которой живу скоро четыре года. Привык. Сразу после операции – сеансы химиотерапии. Тяжело переносил эту «химию». Посыпались волосы, пропал аппетит; соленое кажется сладким, сладкое – безвкусным.. И страшная рвота по 2-3 дня…
С ужасом вспоминаю тот год.
В 2017-м прошел все обследования: рак вроде отступил… Для меня тот период борьбы за жизнь стал поворотным: я понял, как сильно хочу жить, поэтому во многом изменил модель поведения. Стал следить за питанием, исключил из рациона алкоголь, жареное, копченое, кофе… Овощи и фрукты – более половины в рационе. Только пить-
евая вода и чай. Регулярно посещаю врача, не курю (бросил давно – лет 15 назад).
Надеялся, все в прошлом, хотелось тихой спокойной жизни в старости, но что-то пошло не так: в конце 2019-го года стал чувствовать сильное недомогание – немотивированная слабость, беспричинная рвота… Не мог понять: в чем дело? Принимал самые разные лекарства – бесполезно. Взвесился – слетело около восьми килограммов. Понял: происходит что-то нехорошее.
Диагноз после прохождения компьютерной томографии – рак печени. Опухоль образовала два очага и операция пройдет в два приема в ближайший месяц. Новость оглушила меня, жену: опять операции, тяжелое восстановление, «химия»… Одно не пойму: как надо было вести себя, чтобы рак «мимо прошел»? Возле сельмага вижу мужчин, которых изо дня в день ничего не интересует, кроме покупки спиртного, но не слышал, чтобы кто-то из них болел онкологией. А я вот последние три года жил и питался как ангел – и все равно рак вернулся!..
Алексей Иванович П., житель одной из деревень Ивацевичского района, 59 лет.
ххх
В конце 2018 года обратил внимание, что стал часто посещать туалет «по-тяжелому». Таблетки, народные средства, которые раньше помогали: лук, чеснок, крепкий чай – все это не сработало. Позывы в туалет были слишком частыми. В том числе ночью.
А потом вдруг обнаружил: стул сопровождается кровью. Не надо быть медиком, чтобы понимать – это очень тревожный симптом.
Сразу оговорюсь: болей не испытывал никаких. Никаких! Совершенно безболезненно протекало заболевание! Только изматывающие днем и ночью позывы в туалет и стремительное снижение веса – очень характерный для рака симптом.
Не хотелось верить, но после прохождения колоноскопии в Брестском онкодиспансере в свой кабинет меня пригласил врач и сообщил: «Обнаружена опухоль. И опухоль немаленькая». Завели карточку и… отправили домой. Периодически вызывали в Брест через 10-12 дней – и снова отправляли домой, что вызывало негодование у родных, коллег по работе, но, так понимаю, создались очереди из больных, мне нужно было ждать, пока освободится койко-место. Все ж таки неслучайно Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко жестко критиковал медицину в минувшем году: недопустимо, что онкобольные по 2-3 месяца стоят в очереди на операцию.
Дальше новое потрясение. В ходе прохождения УЗИ обнаружилось: опухоль дала метастазы еще в один орган. Брестские медики, видимо, сами не ожидали такого поворота событий: сроки моей госпитализации на несколько недель «приблизили», а пока… езжайте домой. Помню, ехал поездом «Штадлер» из Бреста, а на глаза наворачивались слезы. Проносившиеся в темноте огоньки городов и деревень казались остатками уходившей жизни.
Рак страшен тем, что совершенно не лечится в традиционном смысле этого слова. Хотя бы для эффекта плацебо что-нибудь давали. Пациенту с иным профилем заболевания предусмотрены таблетки и микстурки, в которые он может верить или нет, но онкобольному ничего этого не полагается… Это было тяжелое время: никого не хотелось слушать, ничего не хотелось знать.
Тяжелые мысли у больного раком, которому приходится два месяца ожидать операцию!
Госпитализация. Лечащий врач Иван Фёдорович пытался поднять мне настроение, с уверенностью карточного шулера резал ладонью воздух – здесь удалим, здесь выведем, а здесь потом опять уберем… Не верил ему. Думал, что до конца 2019-го года вряд ли дотяну.
Три операции – тяжелые и длительные. Сильные боли. За время болезни потерял до 25 килограммов. С трудом вставал с больничной койки, но, в принципе, двигался легко. Разыгрался аппетит: кушать хотелось постоянно. А в окна унылой больничной палаты уже игриво заглядывало апрельское солнышко – и я подумал: а вдруг я не умру сейчас… Когда выписывали, когда после полуторамесячного нахождения в онкодиспансере, вышел на улицу, то закружилась голова, еле устоял на ногах, схватившись за опору. Вот он свежий ветер новой жизни, которая уже никогда не будет прежней!
Потом химиотерапия, новые обследования, еще две полосные операции, закрытие стомы. Кажется, нет органа, который о себе не напомнил болью… Рак не отступит, проявит себя – не сомневаюсь, но болезнь заставила и помогла взглянуть на жизнь по-новому. Радуешься теперь не жизни, а солнечному дню, ласковому дуновению ветра и тихому наступлению утра, веря в то, что оно не будет последним.
Александр М., Ивацевичи, 54 года.

О проблеме распространения колоректального рака – злокачественных новообразований в кишечнике – читателям газеты рассказывает врач-онколог Ивацевичской ЦРБ Павел Литвин.
– Павел Георгиевич, две истории болезни, но в одном случае онкопациент перед обнаружением опухоли врачами говорит о болях, во втором – нет…
– Я не уверен, что в первом случае боль была связана именно с онкологией. Рак кишечника крайне редко сопровождается болью – симптомами становятся расстройство стула, дискомфорт, потеря веса, кровянистые выделения из кишечника, но боль, как правило, сопровождает совершенно иной поворот событий – хирургическая патология. В Ивацевичскую ЦРБ нередко поступают пациенты с кишечной непроходимостью – вот в таком случае боль острая, резкая. Часть больных в самом деле страдают от спаечной непроходимости, особенно те, кто ранее был оперирован. А вот сталкиваешься в приемном покое с пациентом, у которого чистый живот и которого не касался нож хирурга, – и нехорошие подозрения возникают сразу. Увы, их подтверждает практика: при оперативном вмешательстве по экстренным показаниям обнаруживаем в толстом кишечнике опухоль. И нередко большую – величиной с кулак. Она и является причиной кишечной непроходимости.

– Как быстро вырастает опухоль до таких значительных размеров?
– Как правило, опухоли в кишечнике растут медленно. Человек может десятилетиями «носить в кишечнике» новообразование и не знать об этом; 9/10 своей жизни опухоль не несет никакой клиники, она проявит себя только на последнем этапе. Поэтому очень важно обнаружить ее как можно раньше. При своевременной постановке диагноза у пациентов очень хороший прогноз на выживаемость. Но он резко ухудшается, когда ситуация запущенная. Добавлю, что размер опухоли еще не говорит о характере проблемы: бывает, что и маленькая опухоль не имеет клиники, но успела «выбросить» метастазы.
– Может ли сдача анализа кала на скрытую кровь помочь в деле более раннего обнаружения колоректального рака?
– Я бы не стал слишком доверять этому анализу, много ложных результатов он может дать. Если опухоль уже есть, то на первых стадиях она, повторюсь, почти не проявляет себя. Кровь в кале появляется тогда, когда происходит распад новообразования, когда уже и без этого анализа видно, что у пациента проблемы. Золотым стандартом диагностики колоректального рака является колоноскопия. Этот метод позволяет четко и ясно расставить все точки над «і» на любой стадии заболевания.
– В каком возрасте каждый из нас должен обеспокоится по поводу здоровья кишечника?
– Если родственники болели раком кишечника, если имеются хронические заболевания кишечника, к примеру, язвенный колит, то онконастороженность по части заболевания колоректальным раком должна быть с молодых лет. А вообще, после 50-55 лет любой мужчина или женщина обязательно должны пройти колоноскоп. И проходить его нужно раз в два года, как мы проходим флюорографию раз в год.
– Несколько слов о питании, которое, как правило, способствует развитию болезней кишечника. Есть данные, что вегетарианцы никогда не болеют раком кишечника.
– Зато они регулярно болеют раком желудка, который любит разнообразную пищу, а не только растительную, порой выращенную на нитратах и пестицидах… Есть такое мнение, что рак желудка – это болезнь бедняков, рак кишечника – болезнь богатых. Клоню к тому, что питание должно быть разнообразным и что не следует бросаться в крайности. Современные технологии изготовления продуктов питания вызывают немало вопросов. Об этом сегодня много говорят, думаю, вы прекрасно понимаете, о чем речь.
– Как часто сталкиваетесь с запущенными формами рака?
– Увы, нередко. И это касается не только колоректальных новообразований. Бывает, что больной, так сказать, встает в позу – у меня, мол, проблемы, но я ничего не буду делать. Умирать – так умирать. Такими отказниками чаще всего являются асоциальные люди, большинство из них до конца не осознают глубину проблемы. Можно уйти из кабинета онколога, но нельзя уйти от рака! Потом эти «храбрецы» в тяжелом состоянии попадают в Ивацевичскую ЦРБ, жалуются на дикие боли, на дыхательную недостаточность (если речь идет о раке лёгких; больные раком легких, как правило, умирают мучительной смертью). Может, не стоит хорохориться, а думать, как спастись? Чем раньше, тем лучше! Онкология – агрессивная болезнь, значит, и с ней тоже следует поступать агрессивно и радикально, вырезать под жесткий ноль.
Особенно «уходят в себя» во время постановки диагноза мужчины, которых нередко на прием приводят мамы, жены, дочери и которые настолько отстраненны, что беседуешь не с больным, а с супругой или мамой!.. А ведь своевременное лечение и операция во многом может помочь человеку!
– И еще один общий вопрос. Из вашего опыта, какая локализация новообразований особенно опасна?
– На первое место я бы поставил меланому (рак кожи) – самая злокачественная опухоль, которая быстро прогрессирует и стремительно убивает человека. На втором месте – рак поджелудочной железы. Мой опыт клинических случаев рака поджелудочной железы заканчивался стремительно и негативно, люди угасают на глазах. На третье место я бы поставил рак молочной железы у женщин – развивается стремительно, быстро метастазирует в костную ткань, в легкие, головной мозг, требует немедленного реагирования, промедление недопустимо!
Хотя этот грустный «пьедестал», конечно, условен: любой вид рака опасен – и легкого, и желудка, и кишечника, о котором сегодня речь. Медицина не в силах победить рак, но каждый из нас в силах быть максимально внимательным и осторожным – обнаружив опухоль на раннем этапе, мы не дадим раку шанса победить нас.
Александр ГОРБАЧ.