Советы, прогнозы, новое о ситуации с ковид в Ивацевичском районе – из уст врачей

Два месяца назад наша газета сообщила о первом заболевшем коронавирусом жителе Ивацевичского района. С тех пор утекло немало воды – перемены коснулись многого: и способов диагностики ковид, и нормативных документов, и организации работы медиков. В прошлый раз, когда мы беседовали с заведующей инфекционным отделением райбольницы Юлией Савик, нас интересовало, что происходит в вверенном ей подразделении. Сегодняшний разговор о другом – о новшествах, о прогнозах, о том, почему и когда у врача опускаются руки. Дополнил это интервью и главврач Ивацевичской ЦРБ Василий Юзефович – он рассказал о заболевших медиках и об уроке, который извлечен из одной непростой ситуации… Читайте и будьте в курсе событий.

– Юлия Владимировна, и вы, и мы несколько месяцев находимся в некомфортном напряжении из-за коронавируса. Каков ваш прогноз – что будет дальше? Таки ковид шагает по стране не шажками – шагами. Мы что, все переболеем?
– Скорее всего, переболеет большин-ство из нас – и выработается коллективный иммунитет. Отделения райбольницы, перепрофилированные для оказания помощи больным с ковид, в ближайшие месяцы вернутся к работе в штатном режиме. А вот «грязная зона» в инфекционном отделении, скорее всего, с нами надолго. Ученые в мире говорят о том, что коронавирус, как грипп, – приобретет сезонный характер, периодически будут вспышки. И это очень вероятно, с моей точки зрения.
Мы, медики, действительно сильно волновались. Перед глазами был горький опыт Италии – страны, где тысячи людей умирали с подтвержденным диагнозом COVID-19. Было непонятно, сколько пациентов у нас будут выходить из этой ситуации. Теперь мы знаем, что между коронавирусом и смертью не надо ставить знак равенства.
Да, есть люди, которые не справляются с осложнениями, вызванными неизученным вирусом. В боксах пациенты делятся с нами своими переживаниями на этот счет. Но я прихожу к ним и говорю:
«Я стараюсь – и вы постарайтесь». Нет волшебной таблетки от ковид, есть только старания персонала, а от вас требуется выполнять наши рекомендации: заниматься дыхательной гимнастикой, полежать на животе через «не могу» и прочее. Когда стараемся и мы, и они – есть результат.
– Мне кажется, от осознания того, что переболеют практически все, люди расслабляются: сгорел сарай – гори и хата! Это ошибка?
– Тоже замечаю в людях эту расслабленность, которой быть не должно. Вы писали о том, как много людей с пневмониями поступало в райбольницу из Речек. Если бы не были приняты своевременные меры, одна деревня парализовала бы работу всей больницы. А если таких деревень будет две или три? Система здравоохранения района будет перегружена – и мы не сможем спасти всех, кому это будет нужно.
Сама ведь бываю в магазинах, вижу, как люди игнорируют эти полоски на полу, не соблюдают дистанцию, не носят маски. И так становится обидно! Ты тут выкладываешься на всю катушку, а помощи от людей нет. Не столько нам тяжело работать в противочумных костюмах (хотя и в них, естественно, не сладко), сколько тяжело, когда вы нас не понимаете, не слышите и не хотите нам помогать.
– Вы обеими руками за ношение масок?
– Да, я считаю, что сейчас надо носить маски. Минимизировать посещение людных мест, не иметь близких контактов с пожилыми родственниками, держать дистанцию в магазинах, пользоваться антисептиками и так далее. Ничего нового и лучшего не придумано. Маска не дает стопроцентной гарантии, но очень снижает риски. При условии, что ее вовремя меняют – через два часа. Вреда от ношения масок не будет, а польза вероятна.
– Почему тесты делают не всем, кто обратился в больницу с плохим самочувствием, затемпературил? Или во всяком случае, делают не сразу. Не хватает?
– Тестов хватает, на прошлой неделе их поставляли дважды, в последний раз в количестве 365 штук. Нам требуется около 100 экспресс-тестов в сутки. Поэтому на следующий месяц сделан предварительный заказ для закупки 3000 тестов за счет средств бюджета. Ранее они поставлялись по линии гуманитарной помощи. Всем, кому тесты на коронавирус положены по показаниям, они делаются бесплатно. Но вы правы, многим не сразу.
Бесполезно делать экспресс-тест пациенту, который заболел буквально вчера – результат будет отрицательный. Организм не успел еще выработать антитела. Поэтому врачи только что заболевшему человеку рекомендуют самоизоляцию и наблюдение за самочувствием. Если очевидно, что появляется более-менее типичная клиника, экспресс-тест будет сделан, но не раньше, чем на восьмые сутки после появления первых симптомов.
– Раньше врачи брали мазки ПЦР, теперь все чаще мы слышим про экспресс-тесты. Сейчас другая тактика в диагностике ковид?
– Да, тактика другая, но ПЦР-диагностика никуда не делась. Раньше мы у всех потенциально ковидных больных брали мазки. Сейчас у одних пациентов берем мазки, другим делаем экспресс-тесты. Для подтверждения диагноза ковид у нас есть три способа. Первый – положительный ПЦР. Второй – два положительных экспресс-теста с разницей в сутки. Третий – типичная клиника на КТ и наличие одного положительного экспресс-теста. Практика показала, что и ПЦР, и экспресс-тесты могут быть не точны. Поэтому врачи обращают внимание на симптомы, анализы, результаты обследований (рентген, КТ) и только потом на то, что показывают тесты и ПЦР. И, кстати, наличие отрицательного результата не должно успокаивать: сегодня он отрицательный, а завтра может быть положительный.
– В районной больнице нет возможности сделать КТ, а ведь бытует мнение, что это исследование наиболее эффективно…
– КТ делают в Барановичах, оно доступно для пациентов нашей больницы, также желающие могут сделать его на платной основе. Однако КТ не панацея. Да, рентген видит не все вирусные пневмонии. Но у больных коронавирусом заболевание может протекать бессимптомно, далеко не у всех пациентов с ковид будут какие-либо изменения в легких. Поэтому всем КТ не нужно – только по показаниям. Кроме того, надо понимать, что КТ – это только обследование, оно не лечит. Лишнее облучение людям ни к чему. А в нашей больнице в качестве альтернативы КТ есть УЗИ – поврежденное легкое хорошо видно во время такого обследования.
– А лечение? Появились специфические препараты от ковид? Что вы думаете о нетрадиционных способах лечения вроде смачивания маски водкой?
– Специальных лекарств не появилось, лечим симптомы. Если бессимптомная форма – пациент находится дома. Ежедневно по телефону с ним общается медсестра. В случае ухудшения состояния пациент должен проинформировать об этом врача, после чего либо его пригласят на прием, либо к нему выедут медики. Пациенты с ковидной пневмонией получают антибактериальную, а также противовоспалительную и антикоагулянтную (против образования тромбов) терапию в условиях стационара. По поводу нетрадиционных способов лечения ничего сказать не могу. Вирус новый, никто не знает точно.
– Родственники заболевших не могут заходить в «грязную зону», а ведь к вам попадают и лежачие люди…
– Волноваться за наших пациентов не надо. За ними ухаживают, как следует. В данный момент у нас шестеро лежачих пациентов, им помогают две санитарки. Передачи мы принимаем с 18.00 до 19.00. Просим ориентироваться на это время. И еще: инфекционное отделение одноэтажное. Во избежание заражения не передавайте передачи через окна. Звонить и интересоваться самочувствием пациентов лучше ближе к 17.00.
– Хватает ли вам средств индивидуальной защиты? Нам известно, что многие медики в районе заболели коронавирусом…
– У нас есть запас СИЗов, вы можете зайти и сами в этом убедиться (от ред. – зашла, убедилась). Потребность нашего отделения – 12-16 противочумных комбинезонов за смену. Это немало, но дефицита нет. В запасе есть и многоразовые костюмы. Ни один сотрудник моего отделения не заболел, а в инфекции работает три врача, 9 медсестер, 10 санитарок, две раздатчицы.
Но не надо забывать, что медики тоже люди. Помимо своей работы мы живем обычной жизнью. Нельзя сказать, что наши медработники заразились в процессе своей деятельности, многие – в быту.

Эту информацию подтвердил и главврач УЗ «Ивацевичская ЦРБ» Василий Юзефович:

– Не одновременно, но все-таки 65 медработников прошли через больничный лист с момента распространения ковид в нашем районе, у 45-ти подтвердился коронавирус. Не могу сказать, что это нечто из ряда вон. Во всем мире значительная часть заболевших ковид – медики. У нас самые большие риски заразиться, несмотря на полное обеспечение СИЗами: мы работаем с больными людьми. Многие медработники уже выздоровели, приступают к труду, изъявляют желание стать донорами иммунной плазмы.
Риск заразиться высок, и за этот риск отдельные медики получают ежемесячные надбавки к зарплате. Для их установления и контроля в ЦРБ создана комиссия. Доплаты разные, в зависимости от продолжительности непосредственного контакта работника с ковидными больными. «Озолотятся» не все, хотя кто-то на это рассчитывал, а теперь утверждает, что ему не доплатили. Однако Указ №131 «О материальном стимулировании работников здравоохранения» реализуется в полном объеме.
Надо понимать, что медработники – это обычные пациенты, тестируют их, если выясняется, что они контактировали с заболевшими, если у них появляется характерная симптоматика. Администрация больницы заинтересована в том, чтобы вовремя выявлять температурящих сотрудников и отстранять их от работы. Но случается разное. Недавно в Коссовской городской больнице одновременно заболела практически половина персонала. Они были контактами сотрудницы, навестившей родителей и заболевшей впоследствии коронавирусом. Вначале заболевание у женщины протекало бессимптомно, и в этот период она заразила коллег. Были приняты меры, учреждение работает и выполняет все свои функции с привлечением специалистов ЦРБ. На этой неделе переболевший персонал уже приступает к работе.
Чем-то похожа на эту и ситуация с заболеванием четырех сотрудников нашей детской поликлиники, но еще не понятно, каким образом они заболели, где источник. В поликлинике проведены дополнительные противоэпидемические мероприятия, дезинфекция помещений, проводится эпидрасследование. Мы извлекли урок. Тщательнее следим за выявлением больных сотрудников, проводим постоянные тренировки медперсонала по надеванию-сниманию костюмов, принимаем меры по дистанцированию в коллективе (а в нем 1250 человек). Есть комиссия и по внутрибольничным инфекциям, все случаи заболевания медработников анализируются и ей, и санитарной службой. Абсолютное большинство заражений медработников произошли в процессе бытового общения.
Признаю, что и в нашем коллективе есть проблема – поведение работников в быту. Надо соблюдать дистанцирование с родственниками, и я сам так делаю. В январе у меня родилась внучка, видел ее лишь однажды. Думаете, мне не хочется увидеть ее вновь, повидаться с сыном, с невесткой, или моей жене не хочется?
Конечно, ситуация с коронавирусом – стресс для медиков, мы работаем в напряжении и из-за графика, и из-за рисков заразиться. Отложите на более поздний срок плановые визиты, нагрузка и так очень большая.
Руководителям нужно с пониманием отнестись к ситуации, когда заболел кто-то из семей их сотрудников. Разумно отпустить таких сотрудников в отпуск, пока не понятен статус их приболевших родственников. Это инициатива районных властей, которые активно поддерживают учреждения здравоохранения.
Отмечу, что у нас новая больница, мы хорошо оснащены. Кроме 13 аппаратов ИВЛ, располагаем 63 точками кислорода, на которые можно поставить «двойники». Мы быстро перепрофилировали отделения. И за это отдельная благодарность таким организациям, как Ивацевичское ЖКХ и ПМК-11, которые сделали перегородки и тамбур-шлюзы, а также ООО «Электросан» и Ивацевичскому участку РУП «Белтелеком».
Медработников-дезертиров, которые отказываются идти к ковидным больным, у нас нет. Были разговоры, были опасения у некоторых сотрудников, но когда их спрашиваешь: «А кто, если не ты?», опасения улетучиваются. Кто, если не мы? Даже в условиях нехватки персонала на некоторых участках мы находили ресурсы, мобилизовались, переводили работников из других подразделений, но помощь пациентам с ковид оказывалась всегда.
Досадно, что наши усилия порой обесцениваются теми людьми, которые доверяют информации из анонимных телеграмм-каналов типа «Басты», вещающих о будто бы беспорядке в больнице, о бездействии врачей и власти. Между тем, проводится колоссальная работа, благодаря которой нет хаоса, и оказывается действенная помощь больным.
Ольга ШЕЛЕГОВИЧ.